Эссе этнические конфликты прорастают из этических

09.10.2019 Рената DEFAULT 1 comments

Бог Аристотеля созерцает, и иде- альная человеческая жизнь есть созерцание. Дело и есть воплотившееся слово. Вместе с тем, как видно, целый ряд категорий совпадает в обоих текстах, что позволяет соотнести их содержания. Поэтому ключевой оппозицией в трактовке Меланхтоном аристотелевской философии выступает различие между doctrina philosophiae и doctrina Christiana. What is similar in them, except the quantity of 10? Это действительно так, что с самого начала своей интеллектуальной карьеры то есть, с возраста чуть более двадцати лет , он знал ис- ходный текст, так как он был выбран, чтобы оформить в письменном виде курс, который Альберт Великий прочитал в Кельне по латинскому переводу гг. Человеческая по- требность как имплицитная концепция, лежащая в основе мышле- ния Аристотеля о полисе, может быть понята лучше всего в качестве концентрической сферы.

Положение 7. Не прелюбодействуй! Обладание 8. Не кради! Действие 9. Не произноси ложного свидетельства! Претерпевание страдание Не пожелай жены и дома ни всего, елика суть ближняго твоего! Первая категория и первая заповедь говорят о Сущем. Сущность — Сущее — Бог. Можно отметить тенденцию латинских мыслителей IV века называть сущностью в подлинном смысле одного только Бога Аз есмь Сущий.

Бог — это то, что. Первая ка- тегория ни о чем не может сказываться, как и Бог-Сущее не может ни о чем сказываться. Все остальные категории сказываются о первой субстанция и акциденция. Аналогично первой катего- рии первая заповедь — основная. Соблюдать остальные заповеди например, не прелюбо- действуйне соблюдая первой, не имеет смысла: если это запрет не от Бога, то нужно ли его обязательно соблюдать.

Вторая категория: качество. Вторая заповедь: не сотвори себе кумира и всякого подо- бия… Кумиры — это образы, отображения, качества Бога. Важность отличения Творца и твари. Творец — категория сущности. Тварное — остальные 9 категорий. Третья категория: количество. Третья заповедь: не произноси имени Господа всуе! Бог — единство. Ему не присуще количество. Его нельзя разделить. Но тварное можно и конфликты делить, создавая количество. Четвертая категория: время. Четвертая заповедь: помни день субботний.

В обоих слу- чаях: и у Аристотеля, и у Моисея, речь идет о времени. Время создает порядок. Время прерывисто: шесть дней работай, седьмой посвяти Господу. Здесь проходит еще одна раз- граничительная линия между первыми четырьмя и последующими шестью категориями а также заповедями. Немецкий философ и логик Ф. Заметим, в свою очередь, что первые 4 заповеди говорят об отношениях с Богом, 6 остальных — об отношении к другим людям.

Пятая категория: место. Пятая заповедь: чти отца твоего и курсовая работа предъявление. Человек должен знать свое место в природе и в обществе.

Эта заповедь предлагает человеку ощутить себя в пространстве: ты — звено в длинной, но эссе этнические конфликты прорастают из этических цепи поколений.

Знай свое место в це- пи. Ощути связь в пространстве физическом и духовном. Шестая категория: отношение. Шестая заповедь: Не убивай! В связи с этой, самой упоминаемой заповедью стоит вспомнить о золотом правиле нравственности. В ней идет речь об отношении к другому. Ветхозаветное серебряное правило гласило: не делай дру- гому зла, если не хочешь зла. Новозаветное золотое правило говорит о том же от- ношении иначе: делай другому то доброечто ты хотел бы, чтобы делали.

Разница: ветхозаветный запрет — не делай зло, новозаветное правило — призыв к проявлению люб- ви, к свободе — делай добро. Эту разницу можно проиллюстрировать таким примером: 1 при езде не нарушай правила, чтобы самому эссе этнические пострадать; 2 подвези усталого путника, если хочешь, чтобы и тебя прорастают случае подвезли. Седьмая категория: положение.

Седьмая заповедь: Не прелюбодействуй! Находясь в определенном социальном и ином положении, не ищи другого, лучшего с твоей точки зрения положения в обществе или в семье.

Восьмая категория: обладание. Восьмая заповедь: не кради! Можем ли мы чем-то об- ладать? Блаженны нищие. Всем обладает только Сущий. Если мы крадем у другого, мы крадем у Бога.

Девятая категория: действие. Девятая заповедь: не произноси ложного свидетельства! Слово и. Сказать — значить сделать. Солгал — совершил действие. Не сде- лал — солгал. Дело и есть воплотившееся слово.

Десятая категория: страдание. Десятая заповедь: Не пожелай жены и дома, ни всего, елика суть ближняго твоего! Единственная заповедь, в которой говорится не о действии, а о желаниях, о помыслах, этических страстях.

Страдание от слова страсть. Испытывая страсти, мы страдаем. Десятая заповедь призывает избавиться от зависти и других страстей. Сопоставление таблицы категорий и заповедей позволяет лучше понять, почему средневе- ковые богословы, разрабатывая христианскую этику, восходящую к древней ветхозавет- ной этике, судебное разбирательство гражданских дел контрольная работа могли обойтись без категориального аппарата античной философии, без умения пользоваться разумом в достижении счастья блаженства.

Мочалова Санкт-Петербургский государственный университет, Россия "Никомахова этика" в контексте раннеакадемических дискуссий: Аристотель, Спевсипп и Евдокс об удовольствии К началу IV. Об интенсивности обсуждения в Ранней Академии этической проблематики свидетельствуют названия этических учеников Платона. Этические сочинения Аристотеля, сохранившиеся фрагменты текстов Спевсиппа, Ксенократа, Евдокса свидетельствуют о том, что общность названий совсем не означала общности позиции: в середине IV века до н.

Учитывая интерес Ев- докса к медицине и знакомство с врачебной традицией, эссе этнические конфликты прорастают из этических, можно предположить, что страда- ние он понимал как переживание разрушенной соразмерности, потерянного равновесия. Такой взгляд вполне согласовывался с пониманием природы целого, которая также стремится к удовольствию как к соразмер- ности и гармонии. Отказ Евдокса от идей как отдельных самодостаточных сущностей оз- начал в этом случае, что благо-удовольствие есть имманентное стремление всего сущего к соразмерности.

Эссе этнические конфликты прорастают из этических 384653

Включенность во внутришкольную полемику отражает и этические воззрения Спевсиппа. Прежде всего, речь идет о дискуссии о природе удовольствия. Спевсипп выступает с кри- тикой гедонизма Евдокса, утверждая, что для человека как разумного и добродетельного существа, стремящегося в соответствии с природой к счастью, целью не должно быть удовольствие.

На том основании, что страдание есть зло, нельзя заключить, что удоволь- ствие есть благо Eth. Истинное счастье состоит в достижении правильной пропорции между удовольствием наслаждением и страданием и заключает- ся в отсутствии потрясений, в состоянии определенности Eth.

II4. В заключении будет показано, что аристотелевская концепция удовольствия формируется в ходе внутришкольной полемики. Тем не менее, само наличие стоической лексики не является доказательством того, что имело место реальное переосмысление этики Аристо- теля, не точное по отношению к своему творцу. Древние комментаторы демонстрируют не только мало отвращения к перефразировке чужого учения, но и лёгкость в использова- нии деталей жаргона, принадлежащих другим философским школам, возможно, из-за их стремления представить в выгодном свете доктрины своих наставников.

К сожалению, в то же время Александр представляет себя эссе этнические конфликты прорастают из этических качестве ортодоксального толкователя Аристотеля, однако вложив в уста Аристотеля ряд претензий, которые вряд ли можно найти в оригинальных текстах.

В результате, пе- рипатетики первого века нашей эры представляют нам сценарий, который, по всей види- мости, не приемлет упрощенных обобщений. Следовательно, различные тенденции могут быть активными на протяжении веков и не- ожиданно возрождаться далеко за эссе этнические конфликты прорастают из этических их первоначального авторства. На этом основании было бы интересно проследить эволюцию термина от Аристотеля, который ус- танавливает его философское применение, далее фокусируясь на процессе накопления на- чавшегося внешнего влияния к нашему знанию с Аспасием и другими комментаторами Александром, Адрастомпроходя через первых христианских философов Немезию, Оригену, Иоанну Дамаскину, вставить в реферат номер страницы с 3 лишь нескольких до Аквинского.

В этом докладе я сконцентрируюсь на первых этапах этого тысячелетнего процесса. Alberti,in Alberti, Sharples, Самое последнее см. Barnes, ibid. Тем не менее, эта работа изучалась в течение длительного времени лишь доксографами фило- софских теорем, которые Немезий старательно скопировал из его источников3. К счастью, в течение нескольких последних лет ученые стали подвергать сомнению эту точку зрения. Они подчеркивают, между прочим, что оригинальность Немезия заключается в его все- объемлющем подходе и в перепрофилировании языческих источников для того, чтобы по- строить антропологию, основанную на видении человека как нравственно свободного су- щества4.

Эссе этнические конфликты прорастают из этических 8334

Действительно, главы Неме- зия на "О произвольном и непроизвольном", "О непроизвольном", О непроизвольном по неведению", "О добровольном", "О выборе" и "Чего касается обсуждение" Главы "О самоопределении, то есть о том, что эссе этнические конфликты прорастают из этических в нашей власти", "О том, что именно находится в нашей власти" и "По какой причине мы произошли со свободной волей" Я буду доказывать, что подход Аристотеля в отношении выбора по- зволил Немезию разработать свою антропологическую позицию более.

Немезий ви- дит человека в качестве нравственно свободного психосоматического единства, чья спо- собность выбирать между добром и злом, основанная на его интеллекте и на его стремле- ниях, глубоко укоренена в телесную конституцию6. Скорее всего, он хочет расширить роль человеческой свободы в полной мере и таким образом пытается устранить фатализм и де- терминизм в качестве возможных одновременных объяснений человеческого поведения9.

Это проясняется, главным образом, тремя элементами.

Прежде всего, рассуждение Немезия о prohairesis сопровождается более широким анали- зом судьбы гл. Этических Немезий отвергает четыре философские позиции: 1 убежде- ние тех, кто считает, что ход звезд управляет всем в мире; 2 стоическую идея, что чело- веческая свобода и судьба совместимы; 3 позицию тех, кто утверждает, что, хотя люди могут выбирать из множества вариантов, результат их действий предопределен и неизбе- жен; 4 стоическую доктрину, что все повторяется бесконечно.

Наконец, все исследование prohairesis в отличие от детерминизма приводит к обсуждению причин, почему люди были созданы как автономные существа.

Эссе этнические качестве самопроиз- вольных и изменчивых существ, в соответствии с Немезием, люди, естественно, имеют право делать прорастают собственный выбор. Другими словами, человеческая природа конфликты но добрая и злая развивается как следствие собственного выбора человека.

[TRANSLIT]

Никто не мо- жет обвинить Бога за его или ее злые поступки ср. DNH В заключение я предложу краткое резюме моего анализа. Например, см. Geerlings eds. Nemesius von Emesa und Johannes von Damaskus. Ihr Einfluss auf die anthropologischen Grundlagen der Moraltheologie S.

I-II, qq. Thurner, eds. Die Leidenschaften der Seele in der mittelalterlichen Philosophie, Berlin Центральную роль в этом предположении играет исследование Вернера Йегера. Nemesios von Emesa. Quellenforschung zum Neuplatonismus und seinen An- faengen bei Poseidonios Berlin Motta, La mediazione estrema. Feichtinger, S. Lake and H. Seng, eds. Sharples, Liverpool ; J.

Jansen and C. Jedan eds. Разделение на главы встречается в рукописях с небольшими вариациями. Я следую де- лению и названиям, которые Морено Морани предлагает в своем критическом издании. Оригинальное грече- ское название звучит следующим образом: Об этом см. De Brasi and S. Как Шарпль и ван дер Эйк op. О душе и ее соединении с телом гл. О теле гл. О судьбе, произволении и промысле гл. Также см. Русский перевод: Немезий Эмесский.

Максим VII. Нектария Яшунского. Здесь, выража- ясь образно, страсти противостоят добродетелям посредством их прилива и отлива, или же подъема и спада волн, то есть через недостаток этических и надежды, либо же через слиш- ком большую уверенность в себе, то есть недостаток смирения и отказ просить помощи Бо- жией. Сама концептуальная схема, к которой в указанном отрывке прибегает прп. Брагинской: Аристо- тель. У Святых Отцов встречается как почти буквальное следование Аристотелю например, см.

II, М. В частности, прп. Иоанн Кассиан Римлянин V. Pichery; русский перевод: Преп. Иоанн Кассиан Римлянин. Максим неоднократно обращается к аристотелевским понятиям избытка и недостат- ка в своей экзегезе Св. Если кто- либо обращается с ней должным образом, разумно, то есть следует среднему пути добро- детелей, избегая в них равно и избытка и недостатка, то он собирает манны достаточно. Вопросы и недоумения. Максим пользуется для толкования Св. Писания понятиями аристотелевской этики.

Любохонская Санкт-Петербургский государственный университет, Россия Энергийно-мотивационная этика Максима Исповедника Максим Исповедник раскрывает действие воли эссе этнические существ через понятие энергии, следовательно, кладет понятие энергии в основание своей этической концепции и теории волевого акта.

Представители ге- теродоксального направления византийской философско-богословской мысли — Евномий и Немесий Эмесский, впервые осуществляют максимальное сближение понятий воли и энергии.

Максим Исповедник, опираясь на античное и средневековое наследие, реализованное в трудах Аристотеля, Евномия, Немесия Эмесского и каппадокийских отцов использует эти сюжеты, когда разбирает природное можение действие в человеке в рамках своей антро- пологии и этики.

Иными словами, воля является одним из модусов природной энергии человека. Максим Исповедник делит волю на две разновидности, что полностью соответ- ствует его разделению понятий движения и энергии.

В этической сфере гномическая воля эквивалентна тропосу существования человека или проявлению действия тварной энергии в противовес природ- ной энергии или логосу как частице нетварной Божественной энергии в.

Поэтому, рассмотрение Максимом Исповедником в этике воли как модуса природной энергии дает нам основание считать его этику энергийно-мотивационной. Я соотнесу их с подобными ключевыми недоразумениями, связанными с работами св. Григория Паламы. Я сосредото- чусь на исследованиях Иеродиаконовой и Синкевича и представлю, как они не правильно поняли принадлежность Паламе ключевых аристотелевских категорий мышления и свя- занных с ними теорий в метафизике и этике.

Перунова Краснодарский государственный институт культуры, Россия Этика добродетели Аристотеля как основа социальной справедливости: в локусе встречи античной и ближневосточной культур Сегодня Этических вновь оказалась перед выбором вариантов построения общественных от- ношений: когда в основе социальной жизни лежит единый для всех моральный закон, или же когда социальная жизнь подчинена корыстной выгоде и эгоистическим интересам от- дельных классов или групп граждан.

Аристотелевское учение об этике тем более актуаль- но в наши дни, ибо оно обосновывает взаимосвязь морального закона и социальной спра- ведливости.

Но полностью воспроизвести данную Аристотелем модель внедрения мо- рального закона в жизнь общества невозможно, ибо исторические и культурные условия существования древнегреческого полиса и российского государства различны. Более того, Аристотель создавал этическое учение в том числе и для того, чтобы найти способ пре- одоления кризиса древнегреческой политической культуры. Неразрешимость этого стрем- ления заключалась в том, что греческая культура на тот момент сама из себя не могла преодолеть кризис, и эссе этнические конфликты прорастают из этических понимание добродетели, ее реализуемости в обществе тре- бовало корректировки, в том числе и со стороны антагонистичных древнегреческой куль- туре культур Ближнего Востока и Малой Азии.

С другой стороны, этика добродетели Аристотеля являет собой анатомию морального поступка, его последствий для жизни об- щества и абсолютно актуальна сегодня в качестве метода анализа существующих общест- венных отношений. Мы полагаем, что сравнительный анализ понятия добродетели Ари- стотеля в локусе встречи античной и ближневосточной культур способен внести коррек- тировки в анализ взаимосвязи морального закона и социальной справедливости и способ- ствовать акцентуализации в общественном сознании конфликты прорастают и значения для социальной жизни единого морального закона.

По Аристотелю, добродетель есть разумное сдерживание себя от впадения в ту или иную крайность, соблюдение принятого закона обще-жития, не должного нарушать права и вы- годы другого человека. Быть возникновение и развитие сознания, согласно Аристотелю, означает размыш- лять о своем поступке и его последствиях перед тем, как его совершить.

Что особо отмечает А. Следовательно, если от нас зависит со- вершать поступок, когда он прекрасен, то от реферат индоевропейцы расселение занятия же — не совершать его, когда он посты- ден; и если не совершать поступок, когда он прекрасен, зависит от нас, то от нас же — со- вершать, когда он этических.

Для Аристотеля предназначением добродетели является регуляция социальных отноше- ний, добродетель как качество личности раскрывается в социуме, она призвана регулиро- вать общественные отношения таким образом, чтобы не нарушались права и благо граж- дан. Соответственно, по своей сути доб- родетель социальна, она принята большинством членов общества и тем самым отражает общее отношение к законам морали.

Но быть или не быть добродетельным принадлежит воле человека и общества. Человека и общество нельзя заставить совершить тот или иной ценностный выбор, он всегда совер- шается свободно.

Эссе этнические конфликты прорастают из этических 1387

Посредством воспитания его можно лишь подготовить к осмыслению роли морального поступка, как для его личной жизни, так этнические конфликты для жизни общества. Так Аристотель ставит перед нами проблему свободы ценностного выбора: если изначальный выбор по своему стремлению далек от середины морального выбора, то, как ни принуж- дай себя человек, рано или поздно он найдет способ избежать ее, а значит, прорастают некий исторический период будет развиваться именно в колее этого выбора со всеми вы- текающими из него последствиями.

С другой стороны, ценностный выбор совершается в некоем аксиологическом поле, эссе ко- тором уже заложены определенные пределы возможного выбора. Пределы аксиологиче- ского поля координируются со стержневыми основаниями данной культуры: понятиями добра и зла, образом человека и др.

Говоря об этическом этических Аристотеля, мы предпо- лагаем, что таковое аксиологическое поле послужило причиной невозможности преодоле- ния кризиса древнегреческой культуры, ибо его преодоление выходило за пределы воз- можного для этой культуры понимания добра и зла.

Мы полагаем, что неотъемлемой частью аксиологического поля древнегреческой культу- ры являлось рабство: рабы были экономически и аксиологически необходимы полису, по- этому рабство считалось добром, на его основании строилась древнегреческая культура, сделать человека рабом не считалось злом.

Рабство сосредоточило в себе образ слабого и страдающего тела, немощи духа, что позволяло эллину исключить слабую сторону чело- веческой природы этических самого себя, дабы создать образ совершенного человека и полиса как обще-жития совершенных граждан.

Рационально выстроенное общество, избегающее глубинных проявлений чувственной стороны природы человека, отрицающее ее слабые стороны, не могло дать ответ на во- прос об истинных мотивах поведения человека, об основаниях истинного диалога членов общества.

Поле ценностного выбора как бы не затрагивает ту область природы человека, откуда может исходить наибольшее зло и наибольшее добро, ту, в которой человек безза- щитен и слаб. Ибо ценностный выбор действительно является добродетелью, если он со- вершается во всей полноте человеческой природы и во всем осознании его последствий.

Аверинцева, было сформиро- вано иное отношение к телу, также как и иное отношение к добродетели. Ближневосточ- ный человек телесно уязвим, он во всей полноте осязает всю страдающую сторону приро- ды человека. Поэтому человек ищет личного Бога — своего защитника и советчика.

Please turn JavaScript on and reload the page.

Так, в русле культурной традиции Ближнего Востока и Малой Азии были подготовлены основания трансцендентного порядка: идея порядка умо- зрительна, метод бухгалтерского учета доклад приходит из вне, как чистая идея, источник порядка эссе этнические конфликты прорастают из этических Бог.

Вступая в диалог с Богом, человек становится способен слышать другого человека. Ближневосточная цивилизация сформировала свое понимание добродетели в качестве преодоления страстей: она не исключает слабую и уяз- вленную сторону природы человека.

Добродетель есть послушание воле Бога, аскетизм, понимание того, что эссе этнические конфликты прорастают из этических послушание личность целостно раскроется, обретет бытие. Покорность воле Бога означает выполнение Его воли, ответственность за свой поступок пред лицом объективного Судьи и реальность последст- вий непослушания Ему. Соответственно, ближневосточная цивилизация сформировала иные основания социаль- ной справедливости: члены общества также объединены общим согласием понимания добродетели и общего блага, но добродетель прорастает в человеке не в искусственно соз- данных условиях прекрасной жизни, созданной трудом бесправных рабов, а в условиях реального ценностного выбора, эссе этнические конфликты прорастают из этических сознании всей полноты человеческой природы и силы ее слабости.

Закономерно, что основанием диалога такого общества мог быть только личный Бог, как объективное и абсолютное добро, неуязвленное слабостью человеческого духа, перед законом которого равны. Таким образом, этика добродетели Аристотеля заложила вехи понимания того, каково должно быть устроение справедливого государства, какова анатомия морального поступ- ка, его движущие силы, что с новой силой актуализовалось в наши дни.

Но этика доброде- тели Аристотеля находилась в аксиологическом поле древнегреческой культуры, ограни- ченном исключением образа страдающего слабого человека.

Существенным дополнением могло бы послужить аксиологическое поле, сложившееся в русле ближневосточных куль- тур. Личное отношение покорности Богу и внутренняя аскеза были альтернативой рацио- нальной середине между удовольствием и страданием социально равных людей.

Такая добродетель сама по себе является серьезным основанием социальной справедливости. Вместе эти два понимания добродетели дополняют образ наилучшего государственного устройства и социальной справедливости, что может послужить ориентиром для совре- менной России.

Аристотель книга 2 В1 I. Аристотель книга 3 Г7 V. Аристотель IV, 7. Аристотель Кн. Аверинцев а: Аверинцев Аверинцев С. Образ античности. СПб, Поэтика ранневизантийской литературы. СПб, a. Прокофьев А. Сравнение двух вещей в данном случае — двух этических учений вызывается кризи- сом понимания смысла бытия, фундаментальных принципов философии.

Начало у Абеляра — в парадоксально-одновременной двойственной данности чистого небесного, Божественного, трансцендентного, несказанного мира и эмпирически- данного окказионально-телесного земного мира. Первый — благой, второй — и благой, и порочный. Начало как истину, по Аристотелю, можно иметь или приобрести благодаря воспитанию. Для христианина же истина — это, что само старается овладеть человеком. Постигая так понятую истину, человек направляет разум не вовне, в полис, а внутрь своей души, влекущейся к Граду небесному, обители блага.

Два принципа Аристотеля, привлекшие Абеляра: 1. Несмотря на общую идею устремленности к благу, соотношение и даже тождество блага и цели, само понимание блага, полиса-civitas, закона, поступка и прочих понятий у Абеляра иное. Его этический мир, в котором используются предложен- ные Аристотелем понятия, другой: человек мыслится в пределе насельник не земного града, а божьего.

Путь к благу начинается с определения греха понятого не как преступ- ление гражданского закона, а как презрение Бога через внутреннее исповедание себя — предельное самосознавание как бы на пороге смерти. На аристотелевские перечень и определения блага, добродетели и пр.

Понятия проступка и греха у Аристотеля и Абеляра близки по значению, но не по смыслу.

Межэтнические конфликты на постсоветском пространстве. Вечер с Владимиром Соловьевым от 24.06.19

Проступок, который может быть и бессознательным, оценивается с точки зрения позитивного полисного закона. Поэтому грех — это осознанное действие души. Для Абеляра невозможно деление добродетели на мысленную и нравственную а 14 — Для него мысленная добродетель, имеющая целью благо, уже тем самым нравст- венна.

Высшее благо — Бог. То, что явилось аргументом для Ансельма Кентерберийского в его утверждении существо- вания Бога, сказано здесь. Без любви можно мыс- лить бытие, но не мысль, ни жизнь, ни душу. Аmor — это живительная сила этических стремлений. Потому стремление к Благу отвечает запросам самой жизни. У Абеляра anima соответствует жизни, ибо не бытие, а жизнь пронизывает любовь как сила vita одного корня с vis-силой, via-путем и даже veritas-истиной.

Такое стремление к Высшему благу в корне расходится, несмотря на кажущееся сходство, с аристотелевыми интенциями. Ссылки на эти труды в скобках внутри текста. Тео-логические трактаты. Ссылки в скобках эссе этнические конфликты прорастают из этических текста. Клестов кандидат философских наук, Санкт-Петербург, Россия Translatio studiorum: "Никомахова этика" в ранних университетских комментариях 1. Translatio studiorum. Преемственность в учении или translatio studiorum является направлением деятельности св.

Для Августина, писал Н. Итак, будучи профессиональным ритором, Августин не оставляет без внимания столь важную для хри- стиан деятельность. Он разрабатывает новую концепцию образования, с одной стороны, основываясь на идее порядка познания, взятой им из неопифагорейских и неоплатониче- ских источников, как подчеркивает Н. С другой стороны, Августин опирается на ветхозаветное учение или лучше сказать, известный факт присвоения золота и серебра Исх 3, 22; 12,ставший у не- го учением о движении знания translatio studiorum в истории.

Августин сравнивает исти- ны знания и их распространение в образно-смысловом плане с фактом выноса золота и серебра, каковое иудеи во время исхода из Египта присвоили и были оправданы Богом4.

Эта идея была хорошо известна в Средние века и получила подтверждение в учении о движении знания с Востока на Запад у Гуго Сен-Викторского и Отона Фрейзингенского. Затем, в обновленном университетском знании она имела значение для вхождения аристо- телизма в традиционную латиноязычную среду. Corpus aristotelicum и Альберт Великий. Труд отличает солидная ученость и фун- даментальность изложения. Бенсон, Ж. Констебль, К.

В последнее время появляются работы, эссе этнические конфликты прорастают из этических профилактика варикозной болезни, иудейские, араб- ские трактаты в переводе на латинский язык по отдельным наукам: астрономии, медици- не, математике, праву.

Были заново открыты некоторые аристотелевские переводы Боэция по логике, считавшиеся потерян- ными Первая аналитика, Топика, О софистических опровержениях.

Эти тексты вместе с переводом Второй аналитики Яковом из Венеции около теперь называются Logica nova, в отличии от Logica Vetus. Также произве- дения по биологии, например, De generatione et Corruptione О возникновении и уничто- жении. С течением времени, появляются новые переводы, некоторые из них сопернича- ют друг с другом, иные дополняют.

Блаженны нищие. В их отношении нельзя поступать произвольно. Врожденное стремление избегать смерти, способность самозащиты и самоисцеления, а также факт в отличие от данного процесса воспроизводства не обна- руживаемый в каком-либо неживом существе , т. Точнее, фундаментальная онтология как раз и возникла из попыток понять Аристотеля феноменологически, что означало разбираться с самим феноменом, не ища за ним какое-то скрытое основание в виде вещи самой по себе.

Согласно Альберту Великому около г. Самого же Альберта Великого можно назвать первым и самым значительным исследователем трудов Аристотеля в этот ранний период университетской истории. Кроме названной выше, поя- вилась уже Ethica nova, включавшая книгу I. А также Liber Ethicorum, которая охватывала все книги и вместо первых трех с переделками и изменениями ставила текст Ethica nova и Ethica vetus. Liber Ethicorum, прокомментированная Фомой Аквинским, имела широкое хождение, как это видно по числу манускриптов.

Продолжая тему перевода, мы хотели бы выделить труд Михаила Скота, прежде всего по- тому, что это был университетский перевод, вернее, Михаил эссе этнические конфликты прорастают из этических в Парижском уни- верситете и, стало быть, его переводы Аристотеля — это плод высшего университетского образования — не случаен и ориентирован или выражает новую переводческую линию в формирующейся схоластической философии.

Эта часть является сокращенным изложением Аристотеля и часто включается в corpus aristotelicum. Другое прибавление к Aristoteles latinus более спорно, то есть, перевод Ethicum Nicomachae с греческого языка, приписываемый Михаилу Скоту. Но, на самом деле, нас ин- тересует возникшая около гг. По-преимуществу преподавались науки trivium и quadrivium, унаследованные от школ XII века. Мы обнаруживаем, говорит Дюфей, что trivium представляли не три, а четыре науки: диалектика и Logica vetus Порфирия по Боэцию, затем, риторика и Logica nova из четырех книг Аристотеля эссе этнические конфликты прорастают из этических сопровождении Этики, которая никогда не составляла trivium, далее идет доклад цру о наконец, появляется четвертый аристотелевский элемент, наиболее из- вестный и вызывающий наибольшие подозрения, это Физика и Метафизика.

Таким обра- зом, наблюдается превращение Факультета искусств в Факультет философии. Нам хо- телось бы подчеркнуть, что, собственно, вхождение греческого, иудейского, арабского языков и эссе этнические конфликты прорастают из этических в латиноязычную культуру окончательно состоялось в XII веке, то есть, основные очертания Средиземноморской цивилизации мы имеем. Тогда, в году начались первые поиски преодоления сложившегося тупикового положения не без интриг и мелких обви- нений.

На школярском этапе все выглядело таким образом: как писала М. Последние книги, появив- шиеся в Эссе этнические конфликты прорастают из этических, те, которые вымарывались [из программы] последние двадцать лет [Физика и Метафизика,] изучались бегло в третий триместр. Фома Аквинский, Liber Ethicorum и проблемы перевода.

Различие между теологией и философскими дисциплинами считалось вполне естествен- ным. Кажется, Фома впервые познакомился с трудами Аристотеля через Альберта Великого. XXII, cap. Фома комментирует Аристотеля весьма тщательно и каждое положение.

Основанием служит то, что мудрость является высшим проявлением разума и состоит в том, чтобы знать порядок. В отличие от Альберта Великого Фома начинает с критики текста перевода: а принад- лежность того или иного положения текста Аристотелю; б соответствие перевода подлинному смыслу и значению оригинала Этнические конфликты чаще всего различают по их приоритетным целями.

Решение подобного конфликта возможно исключительно посредством изменения территориальных контуров данного политического пространства.

Суперека С. Социология Таможенный форум Зачем покупать конфискат? Как ввезти авто? Поскольку этика предстает особой философской рефлексией, то наиболее пра- вомочным концептуальным полем для нее должно явиться такое развертывание философских понятий логического поля философии, которое воплощает базовые интуиции философского опыта мышле- ния.

И коль скоро мы сумеем артикулировать эти основные логиче- ские интуиции, только тогда мы и получим возможность определить уже и чисто этические понятия. Хотя и эта [жизнь, 2 См. Полное собрание сочине- ний: в 13 тт. Из наследия — гг. Что такое логос в философском опыте мышления? Этот во- прос неизбежен для всякого философа, который попытался бы в актах мышления исходить из более или менее цельного представ- ления о философии.

Что же это дает для понимания логики философского мышления? И все это охватывается непереводимым на наш концеп- туальный язык термином логос, — более того, логос пронизывает все существо философии, но мы неизбежно испытываем некую неловкость, если не сказать, неуклюжесть и даже концептуальный стыд, когда предпринимаем перевод термина логос. Эссе этнические конфликты прорастают из этических с др.

Поэтому и понятие человека как сущего у греков связано с автаркичностью и автократичностью. Вместо этого утверждается, что политическая дружба относится к тем связям между людьми, которые мотиви- рованы естественной потребностью, и тем самым также являются составной частью полиса. Instead, it is argued that political friendship refers to those bonds be- tween individuals that are motivated by natural need, and are thereby also constitutive of the polis.

This becomes clear when a passage from Book V of the Nicomachean Ethics, that discusses the exchange between two types of craftsmen, is taken as key evidence for political friendship. Кроме того, переводчики часто утверждают, что в классификационной системе Аристотеля политическая дружба имеет двойную принад- 1 Статья подготовлена в рамках стипендии Эрфуртского университета.

Перевод с английского языка О. Helping Friends and Harming Enemies. A Study in Sophocles and Greek Ethics. Cam- bridge, Lending and Borrowing in Classical Athens. Albany, Friendship in the Classical World. Cambridge, An Introduction. Ибо считается, что когда люди сходятся для совместной жизни, то сходятся они bridge, Love and Friendship in Plato and Aristotle. Aristotle on Love and Friendship. Как раз курсовая позитивная и негативная ответственность самым нашим отрывком Аристотель отмечает, что в обменах справедливое to dikaion есть арифметически равное to isonто есть товары, которыми обмениваются, должны быть равны, то есть они должны быть равны по стоимости в отличие от распределений, где справедливым является геометрически рав- ное.

И все же, разумеется, вся цель обмена состоит в том, чтобы приобрести товары, которые нужны, путем их обмена на товары, ко- торые есть, но не нужны но кто-то другой нуждается.

Это означает, что товары при обмене будут всегда отличаться друг от друга. В этом случае строителю нужно приобретать [часть] работы этого башмачника, а свою собственную передавать. Если сначала имеется пропорциональное равен- ство [работы], а затем произошла расплата, получится то, что назы- вается [правосудным в смысле справедливого равенства].

Ведь [общественные] взаимоот- ношения возникают не тогда, когда есть два врача, а когда есть [ска- 9 Также см. New York, эссе этнические конфликты прорастают из этических Обмен продукта одного на продукт другого обувь против дома не был бы справедливым. Nicomachean Ethics. Oxford University Press, Аристотель высказывает здесь два предложения: во-первых, он обсуждает, каким образом эта проблема разрешается в повсед- невной ситуации рынка, используя денежную стоимость в качестве эталона меры, в которую могут быть конвертированы оба вида товаров, так что их соответствующее значение можно сравнить и сделать равным isazein.

Поистине такой мерой яв- ляется потребность, которая все связывает вместе, ибо, не будь у людей ни в чем нужды или нуждайся они по-разному, тогда либо не будет обмена, либо он будет не таким, [т. Никомахова этика.

Также см. В этой книге Аристотель обсуждает происхож- дение человеческого общества, начиная от самых маленьких и до самых больших ассоциаций, начиная с брака и домашнего хозяй- ства до деревень и, наконец, полиса. То, что он в самом деле делает здесь состоит в том, что он объясняет человеческие ассоциации и их происхождение с точки зрения потребностей. Человеческая по- требность как имплицитная концепция, лежащая в основе мышле- ния Аристотеля о полисе, может быть понята лучше всего в качестве концентрической сферы.

Та- ким образом, мы можем видеть, что обмены между различными ремесленниками, обсуждавшиеся в параграфе 3, фактически слу- жат для удовлетворения тех человеческих потребностей, которые могут быть удовлетворены только в более широкой социальной ситуации полиса. Социальная структура полиса яв- ляется как бы обратной стороной потребностей индивида: полная автаркия самодостаточность индивида, ситуация, в которой его естественные потребности могут быть удовлетворены, достигает- ся только в более широкой социальной обстановке полиса.

Полис как сообщество отображает сферу естественных потребностей человека и устанавливает пределы этих потребностей. Тем самым, факт, данный самой природой, состоит в том, что у лю- дей есть естественные потребности, которые могут быть удовлет- ворены только достаточно крупным сообществом полиса а не oikia или небольшой деревнейчто объясняет возникновение полиса.

Алымова Санкт-Петербургский государственный университет ealymova yandex. Ключевая мысль автора заключается в том, что традиционное противопоставление Аристотеля и Платона в аспекте этики и, в частности, в том, что каса- ется такой добродетели, как мужество, не столь очевидно: аристот- елевская трактовка мужества по существу близка платоновской. Ключевые слова: мужество, этика, добродетель, Платон, Аристо- тель. Elena V. Alymova St. Keywords: manliness, courage, ethics, virtue, эссе этнические конфликты прорастают из этических, Plato, Aristotle.

Некое слово гласит: Доблесть высоко на скалах живет неприступных И зорко блюдет свой предел заповедный, Очам не всякого смертного зрима, Но только тому, кто со многим потом И муками взыдет туда, Мужества высей достигнув.

Симонид Кеосский1 Я не могу выразить словами то, что я понимаю, но мне кажется, я понимаю про мужество, что оно такое на самом деле. Лахет, b 1—22 1 Античная лирика. Греческие поэты. Oxonii: e Typographeo Clarendoniano, Перевод наш — Е.

Уже традиция — возво- дить к Аристотелю классификацию дисциплин философского круга. Зато заслуга феноменологического описания этиче- ского как домена практики и человеческого поступка принадлежит Аристотелю.

Мужество — это добродетель. Oxonii: е Typographeo Clarendoniano. Итак, перечислим ключевые определения мужества. Ведь никто не является более стойким, чем он, перед лицом ужасного. А самое страшное — это смерть.

Ваш IP-адрес заблокирован.

Ведь она предел … Пожалуй, не в отношении всякой смерти мужественен муже- ственный, например, не в отношении смерти в море или от болез-. В отношении какой же тогда? А таковые складываются на войне.

Действительно, мужественный мужественен в величайшей и пре- краснейшей опасности. И опасностям этим соответствуют поче- сти, оказываемые мужественным полисами и властителями. Далее Аристотель приводит перечень разновид- ностей мужества. Заслуживает внимания то, каким образом эти разновидности вводятся в ткань рассуждения.

Мужество — это полисная доброде- тель, добродетель полисного, то есть свободного, человека. Ни рабы, ни женщины, с одной стороны, ни боги — с другой, не обладают такой добродетелью. Самонадеянный оказывается не по- 15 EN b 30 — a 5. Перечень подвидов мужества позволяет сделать эссе этнические конфликты прорастают из этических о том, что деятельность во имя прекрасного и деятельность разумная — одно и то же: действовать во имя прекрасного разумно, и наоборот — разумная деятельность будет иметь своей целью прекрасное.

Возникает вопрос, каким образом он ори- ентирует себя в этой перспективе. В их отношении нельзя поступать произвольно. В некотором смысле нельзя: необходимое следование этим началам совпадает с произвольным следованием. В конечном счете, собственная добротность человека реали- зуется в жизни согласно уму — теоретический аспект и счастье — практический аспект. Человеческий склад состояние души свидетельствует о себе в действии-поступке. Поступок свидетельствует о том, насколько истинствует душа.

Итак, начало действия — сознательный выбор …, а начало сознательного выбора — объяснение того, ради чего [т. А свидетель- ствует о том, что мы имеем дело с рассудительными в отношении чего бы то ни было, следующее: они всегда хорошо рассуждают в 33 EN a 22— Оно не дискурсивно. И тут Платон-Сократ прибегает к очень важной метафоре: он уподобляет стража породистому щенку, который ведет себя крот- ко и ласково с теми, кого знает, и яростно с чужими.

Оказывается, это свойство собачей природы распознавать своих и чужих являет- ся подлинно философским. Словарь индоевропейских социальных терминов. Здесь можно было бы обратиться к концепту дружбы в связи с мужеством у Аристотеля, но такой ход неизбежно нарушит границы данного текста.

С какой целью мы развернули эту лингвистическую историю? Сократ-Платон разъясняет: человек, в душе ко- торого благодаря размышлению поселилось величие и понимание того, что такое время и существование, не будет считать человече- скую эссе этнические конфликты прорастают из этических чем-то значительным, а стало быть, и смерти он не будет бояться.

Вернемся к уподоблению стража и породистого щенка. Die Vorsokra- tiker und ihre Voraussetzungen. Frankfurt am Main, Heidelberg, Итак, мужество раскрывается в следующем порядке: как добро- детель воина, как добродетель стража и, наконец, как гражданская добродетель, иначе говоря, добродетель свободного человека а таковой, прежде всего, — это философствующий. Нам кажется, ученик не демонстрирует радикального отличия от по- зиции учителя.

В обоих случаях речь идет о добродетели полисно- го свободного человека, реализующего себя в свете общего блага. Histoire des Mots: en 5 v. Перевод А. Другими словами, в мужественном поступ- ке общее благо и частное совпадают в благородстве цели.

Тоноян Санкт-Петербургский государственный университет tonoyan list. Как совмещались в Сред- ние века христианская и языческая этика? По-видимому, как и в слу- чае с логикой, из античной культуры богословами был заимствован, прежде всего, категориальный аппарат греческой философии. Аристотель применяет учение о категориях для решения отдель- ных вопросов этики. Вспомнив о десяти категориях Аристотеля, можно сопоставить их с десятью заповедями, данными Богом Мо- исею.

Какие здесь аналогии, кроме числа 10? Остальные девять категорий, как и де- вять заповедей, без первой не имеют собственного существования, являются всего лишь свойствами или следствиями первой. Десять категорий Аристотеля в дальнейшем сводят к двум основным: суб- станции и акциденции. Много ассоциаций возникает и эссе этнические конфликты прорастают из этических сравнении остальных катего- рий с заповедями. Сопоставление таблицы категорий и заповедей позволяет лучше понять, почему средневековые богословы, разрабатывая христиан- скую этику, восходящую к древней ветхозаветной этике, не могли обойтись без категориального аппарата античной философии, без умения пользоваться разумом в достижении счастья блаженства.

Курсовая работа по логике на тему8 %
Темы рефератов по возрастной анатомии физиологии и гигиене39 %
Курсовая работа зож студентов82 %
Гигиена слуха у детей реферат13 %

Ключевые слова: десять категорий Аристотеля, десять запове- дей Моисея, категориальный строй этики. Larisa G. Tonoyan St. How the Christian and pagan ethics were combined in the Middle Ages?

  • В самом деле, в комментарии к этому месту, вполне сознавая, к какой традиции восходит мысль прп.
  • Время когда, например, вчера 6.
  • Если применять не- кую условную шкалу человеческой отзывчивости, то эмпатия заслуживает на ней цен- трального места.
  • Также см.
  • Не сотвори себе кумира и всякого подобия, елика на небеси горе, елика на земли низу, да не поклониша им и не послужиша.
  • Подоб- но идеально выстроенному полису личность его гражданина, неся с достоинством свое охраняемое законом тело, огражденное также и от земных забот трудом рабов, остается самодостаточной, само- замкнутой величиной, не нуждающейся ни в богах, ни в человече- ской поддержке.
  • И далее искать его в физическом и в духовном пространстве: каждый человек — звено в длинной общей цепи поколений.

Apparently, as in the case with the logic, theologians borrowed the categorical apparatus of Greek philosophy from the ancient culture. Aristotle applies the doctrine of the categories to resolve specific issues of ethics. Having remembered the ten categories of Aristotle, it is possible to compare them with the ten Commandments given by God to Moses. What is similar in them, except the quantity of 10?

Immediately you will notice the exceptional value of реферат тему яблоко раздора first category the essence and, accordingly, the first commandment I am Being, or, in another translation, I am that I am. The rest of the nine categories, as well as the nine Commandments, do not have a sense without the first one, they are only the properties or the conclusions of it. Ten categories of Aristotle were later предпринимательской проблемы ее реализации реферат to two basic ones: substance and accidence.

Ten Commandments of Moses are reduced in the New Testament to two main ones: "You shall love the Lord your God with all your heart, with all your soul, with all your strength, and with all your mind; and your neighbor as yourself" Lk Many associations are arising during the comparison of the other categories and commandments. Comparison of the table of categories and commandments lets us understand why medieval theologians, which have developed the Christian ethics that arised этических the ancient ethics of Old Testament could not do without the categorical apparatus of ancient philosophy, without the ability to use the mind for achieving the happiness blissness.

Aristotle emphasized this so important virtue in his "Nicomachean Ethics" as a so-called dianoethic reasonable virtue. В выработанную веками логическую форму, в систему понятий и ка- тегорий античной философии укладывалось содержание этики Вет- хого и Нового Заветов.

Хотя Моисей жил задолго до классической античности, иудейская письменная традиция складывалась при- мерно в ту же эпоху, когда возникла и сформировалась античная философия. В эту эпоху, которую К. Тацит называл Моисея законодателем иудеев. Такая слава этнические пилась за Моисеем во всех культурах. Со временем Декалог Моисея стал универсальным этическим кодексом для многих народов.

Ари- стотель, в свою очередь, законодатель этики как науки. Термин, название науки этики также предложено Аристоте- лем. Аристотель разработал теоретический аппарат философии, в частности, учение о категориях, которое применил в качестве мето- да в разных областях практического знания. Обратимся к тому месту в трактате, где Ари- стотель противопоставляет свое учение, учение о категориях — уче- нию об идеях Платона, учению, в котором высшей, всеобщей идеей является идея Блага.

Далее Аристотель разъясняет, что бла- го не может быть общей идеей по той же причине, по которой не может быть всеобщей идеей само бытие. В этой цитате отметим также мысль Аристоте- ля о том, что в категории сущности благо определяется как Бог и Ум. Подобный логико-онтоло- гический подход к этике продолжают Боэций, Фома Аквинский и некоторые другие философы.

Но все же он делает исключение для одной категории. Это — категория отношения, которая не создает инако- вости вещи. Числовое совпадение — десять категорий и десять заповедей — выступает как первое, что призывает к сопоставлению. Совпадение чисел, конечно, не принци- пиально: хотя в итоге в списках остановились на числе 10, но и чис- ло заповедей в разных местах Библии разное, и число категорий у Аристотеля в разных трактатах тоже разное.

Некоторые считают, что Аристотель искусственно подгоняет количество категорий под священное пифагорейское число Утешение Философией и другие трактаты. Бог — тот, кто этических ствует Сам по Себе, вне каких-либо внешних причин. Все остальное существует благодаря воле Сущего. Десять категорий Аристотеля чаще всего сводят к двум этических субстанции сущности и девяти акциденциям.

Господь Бог наш есть Господь единый; и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею кре- постию твоею, — вот первая заповедь! Вторая подобная ей: возлю- би ближнего твоего, как самого. То, что первая категория определяется через девять других ка- тегорий, а девять заповедей Декалога основываются на первой за- поведи, по-видимому, не случайная конструктивная особенность.

Перейдем к непосредственному сопоставлению таблицы десяти категорий Аристотель. Категории, гл. Сущность например, человек 1. Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим. Количество сколько, напри- 2. Не делай себе кумира и ни- мер, длиною в два локтя какого изображения того, что на небе вверху, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой… 6 Протоиерей Михаил Шполянский.

Десять заповедей. Как выжить в совре- менном мире. Качество какое, например, 3. Не произноси имени Господа, умеющее читать и писать Бога твоего, напрасно, ибо Го- сподь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его на- прасно. Отношение например, 4.

Помни день субботний, еже большее по этических к че- святити его: 6 дней делай и сотво- му-то риши в них вся дела твоя, в день же седьмый, суббота Господу Богу твоему. Место где, эссе, например, 5. Почитай отца твоего и матерь в Ликее твою, чтобы тебе было хорошо и чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает. Время когда, например, вчера 6.

Не убивай! Конфликты прорастают 7. Не прелюбодействуй!

Обладание 8. Не кради! Действие например, режет 9. Не произноси этических свиде- тельства! Претерпевание страда- Не желай дома ближнего твое- ние например, его режут го, не желай жены ближнего твое- го, ни поля этических, ни раба его, ни ра- быни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего.

Первая категория и первая заповедь говорят о Сущем, о сущности, о Боге Аз есмь Сущий. Можно отметить тенденцию ла- тинских мыслителей IV века называть сущностью в подлинном смыс- ле одного только Бога.

Бог — это то, что. В соответствии с та- ким пониманием, в мире все субъективно, объективен только Бог. Внесение Аристотелем категории сущности в философию пре- вращает ее в стройную рациональную конструкцию. Бог-Сущее также не может ни о чем сказываться, не может быть определением чего-либо.

Соответственно, вера в Сущее, в Бога ока- зывается высшей, ничем не детерминируемой формой познания. Аналогично первой категории первая заповедь Декалога прорастают осно- вополагающая.

Нарушая любую из девяти заповедей, мы наруша- ем первую. Человек вправе применять это внешнее требование к другим, но не всегда к. Правильное понимание заповедей Августин Блаженный выра- зил в наиболее краткой форме: люби Бога этических делай, что хочешь.

Или, другими словами: тобольск нефтехим отчет по Бог на первом месте, то все остальное — на. Говоря о сходстве категорий и заповедей, нам следует отмечать и их различия. Бог — не просто Сущность, Он — Сверхсущность, сущ- ность всех сущностей, форма форм, как говорит Аристотель, поэтому о Сверхсущности, в отличие от просто сущности, не могут сказывать- ся все остальные категории — место, время и пр.

В силу данного опреде- ления Аристотеля метод познания Сверхсущности — апофатический, и мы увидим ниже, почему остальные категории не могут сказываться о Боге. Впрочем, и сущности можно дать только отрицательное опре- деление: сущность — это не количество, не качество и т. Проведем разграничительную линию, эссе этнические, подчеркивающую особое значение первой категории и первой заповеди.

Но все же главная особенность количества конфликты это то, что о нем говорится как о равном и неравном. Кумиры — это копии Бога, все, что может быть поставлено на ме- сто Бога. Бог — един. Ему не присуще количество. Монотеизм, в осо- бенности христианский, не позволяет применять к Богу категорию количества. Но тварное, сотворенное можно и нужно делить, при- меняя категорию количества, различая отдельные сущности.

По Аристотелю, качество допускает свою противоположность и большую или меньшую степень. Кроме того, качество допускает из- менчивость сущности.

К Сверхсущности категория качества не при- менима: в Боге не может быть перемены. В третьей заповеди речь идет о высшем значении Слова в жиз- ни человека. В Ветхом Завете был прямой запрет на употребление 7 Аристотель. После Боговоплощения имя Бога стало именем челове- ка, однако и его не следует употреблять напрасно. По Библии при сотворении мира только человеку, Адаму, был дан дар, дано право давать имена, право владычествовать над остальным миром при по- мощи вещего языка. Назвать Бога — значит призвать Бога.

Вспомним, что слово религия означает связь, связь чело- века с Богом.

Место где, например, 5. Но разве применимы к богам нравственные критерии? Ибо изобразить пришлось бы чашу чашку вооб- ще. Начнем с того, что попытка Гроссетеста была переводом слово в слово. На аристотелевские перечень и определения блага, добродетели и пр.

В четвертой заповеди, завершающей установление отношений человека с Богом, ясно выражено требование не забывать в суете связь с Богом: шесть дней работай, а седьмой — посвяти Богу. Проведем еще одну разграничительную линию — между пер- выми четырьмя и последующими шестью категориями а также за- поведями.

Немецкий философ и логик Ф. Заметим, в свою очередь, о Декалоге, что первые четыре запо- веди говорят об отношениях с Богом, шесть остальных — об отно- шении к себе и к другим людям. Такое разделение заповедей на две группы иногда символически изображают в виде двух скрижалей Завета, надписанных римскими цифрами: I—IV и V—X. Порядок распо- ложения заповедей является далеко не произвольным. Это свидетельствует, прежде всего, о потери связи человека с Богом. Человек с самого рождения ищет свое место в природе и в об- ществе, в своем роду и в семье.

Пятая заповедь предлагает чело- веку найти свое место, прежде всего, в семье. И далее искать его в физическом и в духовном пространстве: каждый человек — звено в длинной общей цепи поколений. В связи с этой, самой упоминаемой заповедью стоит вспомнить о золотом правиле нравственности. Ветхозаветное серебряное правило гласило: не делай другому зла, если не хочешь зла.

Новозаветное золотое правило го- ворит о том же отношении несколько иначе: делай другому то до- броечто ты хотел бы, чтобы делали. Эту разницу можно проиллюстрировать такими простыми примерами: 1 при езде ты обязан не нарушать правила, чтобы са- мому не пострадать; 2 если ты увидел попавшего в беду путника, помоги ему — ведь ты же хочешь, чтобы и тебе при случае доклад дню работников сельского. Но мы не стали этого де- лать, так как наша цель — идти от ассоциативных внешних совпаде- ний к усмотрению более глубоких связей.

У Аристотеля в качестве примера этой категории приводится фи- зическое положение тела. Но христианская этика учит о целостности духа, души и тела. Обязательный, спасающий характер этой заповеди в христианской этике обусловлен тем, что она пре- достерегает человека не столько от разрушения тела, сколько от разрушения души, призывает к целостности человека. Целомудрие разрушается, прежде всего, словоблудием, заблуждением ума, блу- жданием души во тьме.

Заповедь говорит о том, что, находясь в любом положении, следует сохранять целостное состояние души. Обстоятельства меняются, но целостность человека должна оста- ваться неизменной. Восьмая категория: обладание. Восьмая заповедь: не кради! Можем ли мы чем-то обладать? Блаженны нищие.

Всем обладает только Сущий. Если шаблоны для к реферату крадем у другого человека, мы крадем у Бога. Сказать, значит, сделать. Тот, кто солгал — совер- шил действие, эссе этнические конфликты прорастают из этических.

Дело и есть воплотившееся слово. Страдание и страсть — этимологически близкие слова. Десятая заповедь раскрывает смысл категории стра- дания: мы страдаем, потому что исполнены страстей. И становится сердце человека полем, где добро борется со этических.

Наверное, самая опасная, самая распространен- ная страсть — это зависть. К чужому богатству, к чужому таланту. Конфликты прорастают она ли движущая сила многих эссе этнические и революций? Десятая заповедь призывает избавиться от зависти и других порочных страстей, из которых вы- растают порочные действия. Десятая заповедь — завершающая в конструкции заповедей. Она лежит как бы в основании пирамиды заповедей, ибо, как уже было сказано, ее нарушение этических наиболее массовым.

Запреты, как видим, преобладают. Если же говорить о списке категорий, то между первой и второй половиной списка тоже есть важные грамматические отличия: пять категорий либо существительные, либо определяют существитель- ное, другие пять выражаются глаголами или формами речи, обра- зованными от глаголов. Тем самым, таблица Аристотеля состоит из пяти категорий имен и пяти категорий глаголов.

Заключение Сравнение Декалога Моисея и десяти эссе этнические Аристотеля при- водят нас, прежде всего, к выводу о том, что любая этическая систе- ма, тем более, этическое учение не может обойтись без категори- ального аппарата классической философии, которая предполагает 8 Этических. Михаил Шполянский. Закон Моисея соответствует такому построению. На протяжении веков и тысячелетий он остается цельной конструкци- ей: нельзя отбросить одну из заповедей, не разрушив всю конструк- цию.

Сопоставление таблицы категорий и заповедей позволяет лучше понять, почему средневековые богословы, разрабатывая христиан- скую этику, восходящую к древней этике Ветхого Завета, использо- вали категориальный аппарат античной философии.

Законодатель науки этики Аристотель не представлял возможным достижение счастья блаженства без умения пользоваться разумом.

Дианоэтической является у Аристотеля не только добродетель, но и уклад души: счастлив тот человек, у которого добродетель и порок соотносятся в душе так же как истина и ложь. Перунова Краснодарский государственный институт культуры avaris yandex.

Автор предлагает поме- стить проблему социальной справедливости в поле осознания роли изначального ценностного выбора и его последствий в конституиро- вании социального целого.

Ключевые слова: этика добродетели, ценностный выбор, соци- альная справедливость, анатомия морального поступка. Natalia V. Author proposes to put the problem of social justice in the field of reflection on the role of original moral choice and its consequences in the constitution of social whole. Keywords: ethics of virtue, moral choice, social justice, anatomy of the moral act Сегодня наша страна находится в состоянии выбора характера общественных отношений, ценностных доминант, образующих со- циальное целое.

Если обобщить, то это борьба двух тенденций: еди- ный для всех моральный закон, пронизывающий социальное целое, либо подчинение данного целого выгоде отдельных финансовых и политических элит. Но полностью воспроизвести данную Аристотелем модель вне- дрения морального закона в жизнь общества невозможно, ибо исторические и культурные условия существования древнегрече- ского полиса и российского государства различны.

Более того, Ари- стотель создавал этическое учение для того, чтобы найти способ преодоления кризиса древнегреческой политической культуры. Неразрешимость преодоления кризиса заключалась в силу понима- ния добродетели, которое требовало корректировки, включения в ценностное суждение ранее игнорируемых позиций, в том числе со стороны антагонистичных древнегреческой культур Ближнего Востока и Малой Азии, что могло дать импульс возрождения самой греческой культуре.

Недаром военные походы ученика Аристотеля Александра Македонского положили основание иной системе по- литической организации — империи. Аристотель, наблюдая кризис полиса, и мысленно следуя своему ученику, создает аналитическую базу действующих сил, направляющих жизнь социума.

Сравнительный анализ понятия добродетели античной и ближ- невосточной культур позволит внести корректировки в понимание взаимосвязи морального закона и социальной справедливости и способствовать актуализации в общественном сознании роли и значения для социальной жизни единого морального закона. Такой культурно-исторический ракурс выбран нами по причине того, что наша страна в равной мере является наследницей и византийской культуры, и преемницей европейской культуры, также как и Визан- тия соединила в себе наследие Античности и древних культур Ближ- него Востока.

Основой для сравнительного анализа предстает этическое уче- ние Аристотеля, как результирующий итог социально-этической мысли Античности, вскрывающий анатомию морального поступка. В фокусе морального поступка находится добродетель нормоконтроль конструкторской документации реферат этиче- ский концепт, направляющий духовно-нравственную составляю- щую жизни человека и общества, регулирующий социально-полити- ческие и экономические отношения в обществе.

Аристотелевская методология анализа добродетели позволила выявить и концеп- туальные смыслы понимания добродетели в культурах Ближнего Востока. С другой стороны, для сравнительного анализа понятий добродетели мы опираемся и на нашу концепцию ценностно-ар- хетипического комплекса, позволяющую выявлять ценностные де- терминанты этнической культуры.

Ценностно-архетипический комплекс: структура и ти- пология. Соответственно, истоками добродетели выступает аксиологическая система коорди- нат этнической культуры, она задает человеку возможные варианты ценностного выбора. Добродетель в греческой культуре, как ее описывает Аристотель, носит рациональный характер. Она регулирует соблюдение гражда- нами единого закона обще-жития, воспитывая в человеке разумное самовоздержание от эгоистических влечений. Достижение добро- детели становится возможным через размышление о поступке и его последствиях перед тем, как его совершить.

Следовательно, если от нас зависит совершать поступок, когда он прекрасен, то от нас же — не совершать его, когда он постыден; и если не совершать поступок, когда он прекрасен, зависит от нас, то от нас же — совершать, когда он постыден. Добродетель отражает ценностный выбор, совершенный обществом, который опредмечи- вается в типе государственного устройства, этических, поку- да выбор до конца этических раскроет свой потенциал. Добродетель как олицетворение наилучшего для всех ценностного выбора является основой наилучшего типа государственного устройства, как пишет А.

Рассудительность есть основа всех других добродете- лей. Стало быть, как общество в са- мой сути определяет характер социальных отношений и верховной власти, так и власть транслирует общий ценностный выбор в виде образцов поведения. Однако помимо взаимной обусловленности обе эти социальные силы обладают свободой ценностного выбора. Но изначальный выбор опре- деляет последующие выборы и поступки человека, формирует его картину мира. Так Аристотель ставит перед нами проблему свобо- ды ценностного выбора: если изначальный выбор по своему устрем- лению далек от середины морального выбора, то, как ни принуждай себя человек, рано или поздно он найдет способ избежать.

Вненормативные основания справедливости можно определить как те объективные обстоятельства, при наличии которых только и может иметь место норма справедливости. Справедливость имеет место там, где при- сутствуют отношения между людьми, объективно требующие меры и пропорции.

Трубецкой отмечал, что Аристотель, стремясь обратить процесс угасания культуры вспять, обобщил политическую мудрость эллинов в виде основополагающих принципов справедли- вого государственного устройства, но взгляд его был направлен в прошлое, поскольку эллинская культура была обречена.

Доватур, военная экспансия эллинов на Ближ- ний Восток должна была спасти Элладу, дав обнищавшим гражда- нам возможность возвратить свой социальный статус и повысить материальное положение. Политика и политии Аристотеля. Отсюда, в походах Александра Македонского можно видеть не только экономические причины, но и поиск иных форм и оснований мироустройства.

Аристотель, мысленно следуя своему великому ученику, не мог не отражать в своих текстах осмысления происходящего. Можно предположить, что Аристотель открывает мир Ближнего Востока, в том числе и как пространство решения проблемы наилучшего государства.

Доватура, наилучшим государствен- ным устройством Аристотель считает аристократию, монархию же рассматривает как устройство, ушедшее в прошлое. Образ Античности. Доватур, такие качества царя как совершенная добродетель и гарантия справедливости близки к признанию его божественной природы.

Итак, можно предположить, что Аристотель фиксирует это изменение в типе государства — рождающейся империи Алексан- дра Македонского и изменении образа владыки — его божествен- ные черты, тождественные добродетели.

Александр Македонский осуществил встречу античной и ближне- восточной культур, положив основания их диалогу и продукту этого диалога — Византийской империи. Заметим, что античная культура была чужда присутствия сверхъестественных сил в пони- мании власти и устроении государства. Значит, Александру понадо- бились иные основания власти, которых не было в знакомом ему устроении полиса, и которые отвечали на потребности нового, соз- данного им мира.

Поэтика ранневизантийской литературы. Дополнив образ властителя, он сделал попытку решить проблемы созидаемого им мира. Божественность Александра есть знак и начало перехода к другой системе коор- динат, отличной от античного мира, что тесным образом связано с изменением аксиологического поля молодой империи. Божествен- ность правителя Ближнего Востока означает иные законы устроения мира, происходящие не от человека, а от трансцендентных челове- ческому бытию божественных сил, что ведет за собой и иное осмыс- ление природы человека, ориентиров его духовной и социальной жизни.

Точкой предела аксиологического поля древнегреческой куль- туры являлось рабство. Рабство было не только экономической ос- новой полиса, оно несло на себе ценностную нагрузку. С одной сто- роны, граждане принадлежат к одному этносу, к одной культуре. Граждане имеют политические права и ограждены от физического труда, также как и от вторжения в свое личное пространство. С дру- гой стороны, это согласие опиралось на рабство. Рабы были обязаны обеспечивать граждан, не имея политических прав.

Проводя анало- гии с фактами истории общественных отношений, рабство есть су- ществование одного народа за счет экономической эксплуатации других этических, лишения этих народов политических прав, возмож- ности самоопределения.

Но это, как показывает история, обоюдный процесс. Рабство покоренных и униженных начинает олицетворять слабого и страдающего человека, немощь духа и тела, создавая у господ иллюзию исключительности своей силы и совершенства. Рационально вы- строенное общество, избегающее глубинных проявлений чувствен- ной стороны природы человека, отрицающее ее слабые стороны, не могло дать ответ на вопрос об истинных мотивах поведения чело- века, об основаниях истинного диалога членов общества.

Поле цен- ностного выбора как бы не затрагивает ту область природы челове- ка, откуда может исходить наибольшее зло и наибольшее добро, ту сферу, в которой человек беззащитен и слаб.

Ибо ценностный выбор действительно является добродетелью, если он совершает- ся во всей полноте человеческой природы и во всем осознании его последствий.

Аристотель взывает к добродетели гражданина как к спасатель- ному кругу, который может удержать человека в океане бушующих страстей разрушающегося общества. Со всей тщательностью вели- кий систематизатор выстраивает обоснованный и аргументирован- ный ряд условий осуществления справедливого государственного устройства. Но самое фундаментальное условие является замкну- той в себе аксиомой. Рабство стало пределом аксиологического поля, будучи исключенной из поля выбора страдающей и слабой стороной природы человека.

Поэтому особенностью греческой культуры был рационально и эстетически сконструиро- ванный образ человека и государства, исключающий целые пласты человеческой природы, с целью построения совершенного челове- ка и полиса. Сильный человек лишен иллюзий 28 Аверинцев С.

Мир античного язычества — это мир, как утверждает С. Поэтому можно предположить, что для сохранения целостности образа человека в греческой куль- туре было предпринято разделение на тех, кто жил в страдании, принимая на себя все тяготы психофизического существования, и тех, кто был фактически огражден от тягот материального суще- ствования.

Вместе же они составляли искусственную целостность человека. Это разделение касалось рабов и граждан. Стало быть, рабы были не этических экономическим основанием полиса, но и, что не менее важно, аксиологическим основанием полиса, олицетво- ряя в себе слабого и страдающего человека.

За счёт рабов эллин мог быть самоценным существом. Так экономически и культурно греки преодолевают хаос и упорядочивают земное бытие.